Главная » Статьи » Литературная гостиная

Лирский Вавилон

Лирский Вавилон                      

«Терпение – красиво» 
            Древняя восточная мудрость.

 
      
      Почему этот городок назывался Лирском – никто толком так до сих пор и не знает. То ли у «прародителя»  фамилия такая была, то ли место, которое облюбовал себе Лирск, на самом деле, хоть картину пиши -  живописное и поэтичное, словом,  сама Лира. Однако с самого начала особой склонностью к поэзии и даже просто к заурядной фантазии жители сего города не отличались, а напротив вели самый типичный уклад затрапезного провинциального городка.  Жили здесь всегда просто и трудно, в последние годы так трудно, что жителям стало казаться,  что живут  они вовсе не в центре самой сибирской губернии, а где-нибудь на далеком острове среди огромного океана, и что сам Господь Бог забыл про них.  Лирчане - народ крепкий, сибирский, на судьбу не роптали, зато большей частью не жили, а выживали, стойко перенося на себе все издержки провинциальной жизни. С началом перестройки недостроенного правдоискательство вышло из житейского обихода:  до столицы далеко, до Бога – высоко, да кто теперь знает какая она нынче, эта правда… В каждом дворе – своя. Сам городок,   уже не надеясь ни на чью помощь, запрятался от всего остального мира в лесной ложбине среди гор у самого берега Ангары. Потому сами обыватели его называли ни больше, ни меньше,  а просто - дырой.  И только для приезжих Лирск казался красивейшим из городов.  С какой бы стороны ни въезжали вы в Лирск, весь он распахивался перед любым гостем нараспашку всеми своими окрестностями, трубами, огородами, бульдозерными надрывами и прочими житейскими недостатками. Дома вперемежку со старым сосняком и березами тесно жмутся друг к другу, иные прижались к Ангаре так близко, что, кажется, приготовились нырнуть в реку и утонуть. Лес здесь растет вдоль всего берега и, пожалуй,  лишь гора, закрывшая город от окружающего мира, стоит лысая. Был в древние времена и там лес, да видать, весь вышел на дрова, как только появился в этих краях народ.       
     С самого своего рождения и до последних пор город, будто жил  на осадном положении.  Кучи ржавеющего металла  и каких-то чудовищных, незнакомых человеческому глазу механизмов, ржавых труб бесстыдно лежали под самыми окнами домов,  наводили  страх даже на бездомных собак, не давая жителям забыть о святом русском слове «ремонт». Возникающие с завидным постоянством  непонятно откуда – километровые окопы, разрезали дороги пополам, не давая горожанам чувствовать себя уверенно на своих ногах.  Все характерные признаки лирского раздрая  наталкивали на мысль о затянувшейся войне, хотя и непонятно: кто с кем и за что здесь сражался. 
      И что бы не делали здесь люди, как
 не менялась местная власть,  все одно: ни идут дела  у лирчан. Да и власти не чувствовали никогда местные жители – словно и не было ее вовсе. И жили все сами по себе.  Видно и впрямь,  "мама их всех в понедельник родила". Люди, ели, пили, ходили на работу, рожали детей, но ничего в Лирске в последние годы не производилось и не выпускалось. Бывший  «кормилец» - аккумуляторный завод,  к  рыночной экономике так и не приспособился. Пыхтел, пыхтел и  совсем зачах.  С тех пор  опустела местная казна и дорога осталась одна  - на паперть. Как жил город все это время – одному Богу известно, да и тот бы, наверное,  удивился  бы живучести местного народонаселения.

     Благоустройство быстро пришло в упадок,  новых домов новых, ни школ, ни дорого здесь больше не строили. Так и стоял одинокий город,  обречено уставившись в даль пустыми глазницами заброшенных пятиэтажек, как нищий на обочине. Транспорт местный, общественный – тоже приказал долго жить. Работал поначалу через день, а затем и вообще исчез. И вспоминали его местные старухи недобрым словом, совершая  свои  ежедневные многокилометровые марш-броски  через все окрестности на базар. О благах цивилизации здесь забыли давно: если появлялся в домах свет – непременно исчезала горячая вода. Появлялась, горяча вода – исчезала холодная. Ну а если и свет и вода в доме – местные жители «сплевывали через плечо три раза и стучали по столу», поскольку наперед знали, что не к добру это.  Чего-то должно не хватать для полного счастья. К примеру, отопления в суровую сибирскую зиму, когда даже  термометр за окном готов треснуть от возмущения.  Оттого «зимняя свежесть» не только по телевизору, но и в квартирах лирчан.  «Живых денег» здесь давно уже никто не видел. Деньги имелись однако только у пенсионеров, которые  умудрялись жить, да еще и молодежь кормить.  Кругом натуральный обмен вошел в обиход. Местные пенсионеры чинили старую обувь в обмен на варенье собственного изготовления. Магазины, конечно же, продолжали работать, когда в них появлялся какой-то товар, совершенно бесполезный для хозяйства и вредный для здоровья.  
         Зато лирчане могли сказать спасибо дружественному японскому народу. Сообразительный японец, по полной случайности забредший в эти края,  обнаружил к своему великому удивлению «деревянные»  заливы. Для расчетливого японского народа лес – дороже золота. А тут его полвека  по Ангаре  сплавляли гигантскими пачками, да так, что за долгие годы берега лирские и заливы стали деревянными. И сколько его там сгнило – никому не известно.  И вот тот, что уцелел, решили лирцы, скрипя сердцем, продать предприимчивым японцам. А что, лесу у нас много, полвека пилили - пилили, да не выпилили. Неизбалованные деньгами лирчане с энтузиазмом  ринулись строгать и перепиливать все бревна, что еще виднелись на лирских водоемах. Ведь там платили, правда, своими, действующими только на пилильне – деньгами, на которые можно было купить хлеб. Год от году все больше леса отправлялось в страну восходящего солнца, пилильня лирская со временем разрослась и стала единственным местом в городе, где шла работа. Но и это умное начинание не спасало город от  медленной смерти. Город, как безнадежный больной медленно погружался в кому. Юные лирчане, не обделенные умом и имевшие ко всему еще и ноги,  все чаще ими пользовались и оседали в местах более  благополучных, таких как Суровск или центр губернии - Лютовск. «Останутся скоро здесь одни пенсионеры» - все чаще поговаривали местные жители. И где тот предел терпения у местного народа – никто не ведал, ибо терпение здесь безгранично, как и сами лирские просторы, сибирские размеры. Вот так бы все и продолжалось долгие «суровые годы», когда Лирск стал никому не нужным, лишним придатком  Лютовской губернии. 

        Если б не одно обстоятельство….
       Однажды весь город проснулся  засыпанным  таинственными листовками. Прямо как в дни очередных выборов, тайная редколлегия, назвавшая себя «XXI век», призывала местное народонаселение встряхнуться и сосредоточиться на своей судьбе, собраться на местном стадионе  и окончательно решить будущее Лирска. По городу поползли нелепые слухи о том, что местная власть окончательно рехнулась. Злые языки утверждали, что 55-й по счету мэр Лирска с кричащей фамилией Тяпкин, будет роковым мэром в истории  умирающего города. Другие говорили, что Тяпкин, успевший разжиться тремя автомобилями и шестью квартирами, благополучно смылся, бросив город на произвол судьбы. Ведь такое здесь случалось уже не раз.… Но как  ни странно, собрание жителей состоялось, и председательствовал на нем сам мэр Тяпкин! Предложения от жителей поступили самые разные:  предлагали начать бессрочную голодовку (тем более, что для большей части горожан это уже не представляло особого труда), требовали к ответу Тяпкина, а вслед за ним самого губернатора Лютовска. И даже Ангару перекрыть предлагали! В итоге благоразумие одержало верх. Собрание митинговало ровно три дня и три ночи и не разошлось, пока депутаты местной Думы методом мозгового штурма не придумали гениальный выход из положения!  Идея лирских депутатов была фантастической, сколь и гениальной, как и все  предшествующие решения местной Думы. Продать все, что еще имелось в городе и построить в местном порту - чудо архитектурной мысли - гигантскую Башню. Да  чтобы та была высоты неимоверной, да со смотровой вышкой, и чтоб эта вышка так в облаках бы и терялась! Башня, в отличие от всем известной Вавилонской, должна быть не из камня какого-нибудь, а из лирского сосняка, который у японцев  успехом пользуется. И чтоб не кренилась она при сильном ветре, и чтоб  сделана она  была без единого гвоздя! Депутаты даже проект ее показали жителям: подниматься на Башню можно будет на лифтах местного производства. С их помощью можно будет на верхотуру такую подняться и обозревать не только окрестности живописные, но и самим Байкалом любоваться!  Словом, Башня лирская должна была стать  «восьмым чудом Света», о котором прослышали бы не только в Сибири, но и далеко за пределами российскими. По замыслу депутатов, она должна стать приманкой для множества туристов со всего Белого свету. Ну а посмотреть здесь с высоты птичьего полета есть на что… Как ни травили, ни  вытаптывали лирчане эти места – Ангара своей красоты не потеряла. Поменяла русло, но этого стала лишь шире и грандиознее всех своих сибирских сестер. Заключила в свои могучие объятья каменные выступы и изгибы гор, шапки девственных лесов, макушки малых и больших островов, так, что даже Лирск в ее руках игрушкой казался. И чтобы не происходило вокруг, на этой земле, а она все течет себе, величественная и строгая своей красотой.  Вид здесь, в особенности летом, каких больше по Свету не сыщешь.     

  
        Для забытого Богом и губернией Лирска XXI век начался стремительно и бесповортно,  как случается к примеру, високосный год, которого никогда не ждут. XXI век настал для Лирска внезапно, и главное,  раньше, чем для всей остальной губернии. Наконец, настало Время жить в Лирске!  А настал золотой век со строительства в лирском порту гигантской смотровой Башни «Прогресс». Чтобы спроектировать  и создать это грандиозное сооружение, лирчане пошли на невиданные жертвы: заложили в ломбард капитализма последнюю свою лесопильню с плачущим именем «Надежда». Продали руины бывшего монстра «Лирский элемент» вместе со всем  его заржавевшим скарбом и вообще продали все, что можно было  продать… Продали даже заложенные еще в прошлом веке, недостроенные скворечники - пятиэтажки, встречавшие всех на въезде в город как памятник недостроенного социализма! Проект поручили, конечно же, известному во всем мире архитектору Мирабу Задудели, прославившемуся ранее на всю Вселенную своими циклопическими сооружениями. Был в Лирске  свой архитектор, и даже главный. Но его фантазия  не простиралась дальше первого этажа, да строительства гаражей. Жили здесь всегда как-то наспех,  неосновательно, как вынужденные переселенцы или временные гости на чужой земле….  Пятиэтажные коробки - скворечники, как безродные братья, все на одно лицо,  выстроены на голой неухоженной земле, а меж ними ни кустика, ни цветочка, ни  кого-нибудь даже захудалого благоустройства. Ну что тут поделаешь – не  встречались лирчане с «этими цветами»  никогда  ни в душе своей, ни снаружи. Да и зачем здесь благоустройство, когда испокон веку привыкли к резиновым сапогам?  
   
      И вот, продано в городе было все подчистую, за исключением местного стадиона, на котором  было принято столь судьбоносное  для всех решение. Его так никто и не купил, как местный дом культуры с античными колонами, не известно каким образом затесавшийся среди серых халуп. Эти колоны всегда напоминали лирчанамо том, что не все так плохо в мире и что есть где-то красивые города с большими белыми колонами! Вывезли все подчистую! И даже  гигантскую фиолетовую кучу мышьяка, полвека (!!!) мирно дремавшую  в самом центре города и ту продали предприимчивым японцам на изготовление сильнодействующих ядов. Когда японская делегация спросила у мэра Тяпкина «Что это за Фудзияма в самом центре вашего города?» Тяпкин с гордостью заметил: Это не Фудзияма, это мышьяк, гордость советской промышленности, гарант национальной обороноспособности! За все время так называемого «социализма с человечьим лицом» у лирчан, видать такой стойкий иммунитет выработался к различным видам ядов, что никакой мышьяк им был уже не страшен! Вот и сгодилась куча для японцев! 

        Ровно год прошел с того самого исторического момента, когда  первый человек поднялся на вершину только что построенной Башни «Прогресс». Им оказался все тот же на редкость живучий мэр Тяпкин, ныне почетный гражданин города и  первый, кто пожертвовал на строительство «Прогресса» квартиру в новом доме, 3 автомобиля и коттедж на берегу Ангары.  Имя Тяпкина первым навечно запечатлели строители в фундаменте башни 2.02.2020 г. Его мгновенное восхождение наверх, как и последовавшее вслед за этим – приземление, напоминало всем в тот торжественный  день подвиг первого космонавта планеты! Тогда в грядущий коммерческий успех предприятия мало кто верил:  на церемонии разрезания красной ленточки не было ни губернатора, не представителей соседних регионов. Злые завистливые  соседи шипели, что мечта лирчан безумна, так же как  перенос сибирских рек или  строительство БАМа. Но лирчане народ стойкий, упорно продолжали воплощать свою мечту в виде «Прогресса».  Последствия того исторического момента  превзошли самые смелые ожидания.     
       Хлынул народ в Лирск со всей губернии – посмотреть на чудо башню, заодно и Байкал с вышки узреть. Желающих посмотреть на лирское чудо стало столь много, что на всех въездах в городах пришлось посты патрульные устраивать и, кроме того, плату взимать за посещение города. Но народ сибирский отважный: кто по ночам  на катерах да лодках  подберется, кто ползком через гору переползет. Стали даже на парашютах высаживаться… Впервые жители Лирска почувствовали себя на особом, почетном положении, коим до то сего могли пользоваться лишь столичные жители. Уезжать теперь отсюда стало не только невыгодно, напротив получить право на  жительство стало сложнее, чем в Америке! Историческим летом 2020 года местная Дума под напором  обеспокоенных лирчан решила приостановить нежелательную миграцию! Отныне право на переезд в Лирск получали только родственники лирчан или вступившие с ними в брак. И если нет  у тебя лирских корней – так и дорога тебе туда закрыта! Во веки веков! Это решение, конечно же, не могло сдержать  все возрастающий поток нелегалов и иностранных туристов, любопытных жителей других городов региона и всей Конфедерации. В том же 2020 году лирчане запретили всем иногородним, особенно москвичам, прибывать в Лирске более 3 суток без особого на то разрешения на самолично мэра Тяпкина и его Думы. Конечно, не все прибывающие  зеваки могли выдержать недельные очереди за получением  унижающей достоинство регистрации и возвращались ни с чем, так и не увидев лирской башни…  Многие,  из вновь прибывших подвергались  штрафам за отсутствие лирской  регистрации и за вероломное желание вдохнуть за бесплатно лирского воздуху и попить лирской воды! Конечно, губерния и  вслед за ней Федерация ввели жесткие санкции против самоуправства лирских властей  -  «Мол, все мы жители одной страны и все имеем право хотя б одним глазком взглянуть на «Прогресс», уже не говоря о  поднятии на его вершину…» Но против целого города не попрешь! Да и казне лирской, к тому времени изрядно пополнившейся различной валютой, не были страшны уже ни какие решения центральных властей… Ведь  к 2022 году Лирск кормил уже половину губернии!  
       Население города продолжало расти немыслимыми темпами и к концу 2025 года, к первому круглому юбилею башни, утроилось до 100 тысяч человек! Несмотря на драконовские налоги губернии и Конфедерации доходы лирчан продолжали расти как на дрожжах. И уже, пожалуй, не было такого жителя в губернии, который бы не мечтал иметь квартиру  Лирске! Предприимчивые жители губернии ринулись в Лирск и скупили в нем половину всего жилья, которое предпочитали сдавать в наем приезжим по баснословным ценам, в сравнении с которыми блекли столичные и тускнели европейские аренды… И, не смотря на то, что лишь десятая часть всех доходов, получаемых от туризма, оставалась на руках лирчан, повсюду в городе развернулось бурное строительство. 
     В микрорайоне, что был всегда без определенного названия и который  располагался  на лысой горе, приступили к строительству аэродрома для малой авиации, спортивных самолетов. Последних у местных жителей  развелось столько много, что даже пришлось ввести ограничения на их использование. Городская программа «Благополучие», утвержденная местной Думой еще в 2010-м году. Выполнялась с опережением в 10 лет. Прибывающих ежечасно в Лирск иностранных туристов встречали оркестром, далее гостей ждал суперсовременный, только что отстроенный фуникулер, который всего за 10 минут доставлял туристов с горы в речную акваторию, к подножию башни. По дороге  к ней, туристы, кто в открытых оранжевых кабинах, кто в причудливых разноцветных  колбах из стекла и металла, в знак приветствия трепыхали панамками и флажками местным жителям и наслаждались впечатляющим зрелищем.  Чудо нового века, устремившееся ввысь под самые облака,  величественно возвышалось над  новостройками, речной акваторией, кишащей портовыми кранами, сотнями яхт и десятками судов, ожидающих своей очереди у входа  в гавань.  Туристы верещали от восторга при виде такого оживленного и покрытого тайной быстрого расцвета города.  «Этого не может быть!» - то и дело раздавались восхищенные возгласы видавших виды европейцев. 
    
     Путешествие на Башню и подъем на нее обходились иностранцам и жителям  столицы в круглую сумму: или Сибирская Башня, или  Канары – выбирайте, стало быть, господа! Жители же Лирска пользовались  правом бесплатного и многократного посещения башни. Подъем на башню в скоростном лифте занимал гораздо больше времени, чем путешествие от аэровокзала до акватории. Всем желающим выдавались очки от ветра и специальные монокли, с помощью которых, приглядевшись, можно было насладиться панорамой горных хребтов Саян и полюбоваться синей гладью Байкала. Днем, при хорошей погоде, Башню было видно с транссиба. Ночью, освещенная гигантскими прожекторами, она служила ориентиром для речных судов на всем  протяжении Ангары, а также маяком для межконтинентальных самолетов, следующих через Сибирь в Японию, Китай и Америку. 
        Во время прогулки по Башне гостям предлагали традиционное  фирменное  угощение – под названием «Лирский малосол». С огурцами то лирскими целая история вышла! Виной тому – старый монстр «Лирский элемент», который в прошлом ни одно десятилетие сдабривал землю и воздух такой таблицей химических элементов, что самому Менделееву в страшном сне бы не приснилась! С тех пор прошло много лет и много воды в Ангаре утекло. И вот однажды случилась в Лирске какая-то чудодейственная реакция – ни с того, ни с сего огурцы у лирчан стали расти на грядках сразу малосольные! Да такие ядреные, что хоть сразу в банки и на экспорт! Чем, конечно и воспользовались  местные жители. Всего за полгода на месте «Лирского элемента» поднялся АООТ «Лирский малосол» по выпуску шикарных малосольных огурчиков. За два года лирские огурцы стали известны по всей России и даже в другие страны экспортировать стали. Вскоре европейские корнишоны сдались, как и вся европейская плодоовощная промышленность, не выдержав напору сибирского элемента!  Лирские корнишоны стали третьим по счету значительным брендом, после спутника и автомата Калашникова!  Да что там огурцы. Люди  деньги стали делать из воздуха! Мощные трубы денно и нощно сосали чистейшую ангарскую воду, с самой середины реки текла она по трубам в новые заводские цеха «Лирского элемента» где бутылировалась для отправки в Европу и Америку. Ушли в прошлое времена, когда в Ангаре  дохла рыба и когда чай пили с хлоркой… 
       Всех приезжающих в Лирск туристов и зевак Башня поражала своими размерами. Эйфелева ей и в подметки не годилась. Днем ее было видно со всех окрестностей. Жители всего Лирского района по ней часы сверяли. Когда тень ее падала на порт и Макарьево (То ли Макар основал, то ли самогон исключительно макаронами закусывали – в летописях в не упоминается), все знали – скоро полдень. Когда же Башня накрывала своей тенью новый  городской парк на месте старой лесоперевалочной базы, можно на часы не глядеть – 18.00. 
   
        Еще одна достопримечательность города, его лицо – «Макарьевские горки».  Аттракционы, от которых дух захватывает, скамейки повсюду, дорожки пешеходные, газоны канадской травой засеяны, фонари, и скульптуры самых изысканных форм работы Задудели понаставили. Фонтан в три этажа с подсветкой со стеклянной крышей,  - сама  Венеция позавидует. Как говорится, все для людей! На зависть буржуям! Когда было развернуто это строительство, рядом, по невыгодному соседству обнаружились останки старого кладбища. Разрослось оно в  «суровые годы» перехода к рынку до невиданных размеров и подмяло под себя  за каких-нибудь 3- 4 года всю гору. Мерли люди при этом самом переходе как мухи. Видимо, на то он и был этот переход, - говорили местные старожилы, чтоб не самые честные и законопослушные в изобильную жизнь переходили,  а простые смертные, не приспособившиеся вовремя к новой жизни сразу в рай попадали. Да и переход переходу рознь, смотря как его переходить – судили  тогда местные жители. Моисей 40 лет водил свой народ средь пустыни, и моря перед ним расступались, пока не пришли, наконец, в Землю Обетованную. А тут за каких-нибудь 4 года столько народу лирского перешло в Царствие небесное, что живые стали еще при жизни место себе на этом кладбище бронировать, чтоб потомки могли без экскурсоводов обходиться… Каждый день по несколько раз все местное Макарьево содрогалось от раздирающих душу траурных маршей и нескончаемых похоронных процессий. Это печальное зрелище всякий раз наводило ужас и сеяло панику среди малолетних обитателей макарьевских яслей, которые, заслышав, знакомые звуки скорбных труб, трепеща от страха и любопытства, прилипали к окнам детского сада. Окна детского учреждения выходили прямо на погост. Глядя на такие процессии, юные жители Лирска  с детства понимали, что Жизнь – это не только удобный горшок и сладкий пирожок…  И, вообще, городской пейзаж тех давних пор обязательным образом включал в себя  это огромное кладбище, которое располагалось на одной из гор, окружавших городок.  Так уж напланировали местные архитекторы. Серым туманным облаком нависало оно над городом,   являясь немым укором всему живому.
         Пятилетие Лирской башни было отмечено еще одним незаурядным событием: в городе была закрыта последняя городская больница.  Закрыли и разобрали ее по простой причине:  народ перестал болеть совсем. И грязные застиранные халатики медсестрам пришлось отныне сменить на белоснежную униформу стюардесс нового аэровокзала. В том же году при смене мраморного покрытия центральной площади города, в старом Доме культуры  состоялась торжественная распечатка  священной капсулы. Когда то давным-давно, когда Дом этот строился вместе с самим городом, жители Лирска замуровали в стену свое послание к потомкам. Были среди них провидцы: ведь послание не только дошло, в самую точку попало, куда и было направлено – прямиком в светлое Будущее! Послание заключили в стеклянную капсулу и положили в местном Музее переходной истории по соседству с уникальными экспонатами. Особой популярностью среди экспонатов у посетителей музея пользовались городские автобусы, которые за ненадобностью нашли здесь свое вечное пристанище.  В каждой усадьбе теперь по автомобилю, в каждой семье по яхте, да катеру. А то еще мода пошла среди молодежи: на смену привычному времяпрепровождению за монитором пришли состязания на спортивных самолетах: кто быстрей, да выше.  Смотрит на лирскую молодежь вся губерния и равняется, завидует: опять лирчане разлетались, никакого сладу с ними нет, жужжат днем и ночью!  
     
          И пошли дела у лирчан круто в гору. Такого притока туристов не знала ни одна сибирская губерния, ни Байкал, ни старый Лютовск, и даже сами Канары…Пошла слава о  лирской башне по всем европейским столицам. ООН забыло тревогу по причине изменения основных турпотоков: Багамы и Канары отдыхают, близки к банкротству главные курорты мира, все устремились в Сибирь, смотреть на лирскую башню и пить байкальскую воду!  Один за одним в Лирске открывались гипермаркеты,  мэр Тяпкин и 55 его новых заместителей не успевали резать красные ленты по всем 25 каналам лирского телевидения! Рядом с башней взметнулись в небо первые высотки из стекла и бетона, коих отродясь не видала даже сама столица Конфедерации! Местные депутаты уже ни один год ломали голову над тем, на какие нужды  потратить деньги городского бюджета, наконец,  утомленные столь непосильной задачей решили переложить эти тяготы на плечи жителей соседних городов и объявили конкурс среди  жителей губернии на лучший способ вложения капитала. 
          А посему,  к 2027 году мэр Тяпкин, ставший  главой лирского правительства, объявил о втором этапе комплексной программы «Благополучие». Только теперь программа называлась «Благополучие Лирска», т.е. благополучие  отдельно взятого города.  Лирчане  решили строго следить за тем, чтобы ни один житель  другого города не смог воспользоваться благами,  всецело принадлежащими  Лирску и тем, чей высокий статус приравнен к жителю оного места.  В качестве очередной доходной статьи городского бюджета было определено строительство в «Макарьевских горках»  гигантского почтового ящика, своеобразной машины Времени. Улицы  в этой части старого города давно ушли в прошлое – на смену им пришел один просторный проспект «Восточный шик». Проспект этот венчался необычным гигантским сооружением. Это был бетонный куб потрясающих размеров, блестевший на солнце всеми цветами радуги! В этом кубе, размером в 38 этажей размещались ячейки, подобные тем, какие бывают в камере хранения. То был новый проект лирского правительства по программе «Благополучие для лирчан». Все прибывающие в город иностранные туристы и дипломатические представительства заморских держав  по желанию могли купить ячейку в кубе и направить свое Приветствие в будущее потомкам.  Послание запаковывалось в титановые капсулы в присутствии владельца под звуки оркестра.  К в 2030 году Лирская дума ввела свою денежную единицу – лиру. В отличие от итальянской, местная валюта была дороже всех существующих мировых валют и имела хождение в пределах отдельно взятого Лирского района. Посему право общения с потомками посредством величественного Куба можно было купить только за лиры, и ни за какую другую валюту. Курс местной валюты ежедневно определял мэр Тяпкин, получивший к тому времени с согласия народа  широчайшие и безраздельные полномочия, и переизбираемый с общего одобрения уже в пятый раз главой местного правительства и мэром города. Вскоре вслед за Лирском вся Лютовская губерния была вынуждена перейти на лиру.  Через год после перехода на местную валюту, Башня набрала такие обороты, что никаким Макдональдсам и Рокфеллерам не снились.  
        На десятилетие «Прогресса» бессменный мэр Тяпкин, отказавшийся от губернаторского кресла, как и  от всех прочих титулов, торжественно огласил третий этап программы «Лирск для лирчан». Отныне и во веки веков Лирск провозглашался независимой республикой. В этот же год была принята лирская Конституция, отменившая  ранее принятый порядок отношений с Конфедерацией и со всем остальным миром. Отныне все деньги, полученные от эксплуатации Башни «Прогресс» и всех прочих городских достопримечательностей всецело  расходовались на нужды лирчан. Каждый вновь народившийся лирчанин, еще не успев прорезать глаза, уже становился  полномочным акционером «Прогресса», обладателем  1 миллиона лир на счету, а также полноправным владельцем 1 га лирской земли,  территорий на Луне и других видимых планет Солнечной системы. К 2030 году республику признали все просвещенные  столицы мира. Сам римский Понтифик ежегодно прилетал на Башню прочитать свое послание «Urbi et orbi». По всей Европе Лирск завел свои посольства и пооткрывал туристические представительства.  И пошла Слава  о Лирской Башне гулять по всему миру и даже по всей Световой Вселенной…

       Автор этой истории и сам бывал на башне неоднократно и наблюдал с нее все  невероятные события маленького провинциального городка, в правдивости которых он нисколько не сомневается и клятвенно уверяет в этом достопочтенного читателя. 

© Copyright: Андрей Шестаков, 2000 г.



Источник: http://proza.ru/2004/12/10-17
Категория: Литературная гостиная | Добавил: Good (10.12.2013)
Просмотров: 822 | Теги: сказка, Лирский Вавилон, Свирск | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: